О Шилове Николае Алексеевиче

  Газета «Городские Известия» № 3835 от 02 апреля 2016

Просчитывая каждый шаг

 

«Моя жизнь удалась. Дай Бог каждому так прожить», – нисколько не лукавя, говорит тотально незрячий инвалид I группы, ветеран труда, сборщик предприятия «Магнит» Курского отделения Всероссийского общества слепых Николай Шилов.

За сборочным станком

Проблемы нехватки производственных заказов, низких расценок и, соответственно, недопустимо маленькой, почти символической оплаты труда инвалидов на предприятии «Магнит» Всероссийского общества слепых поднимались еще лет 10 назад. С тех пор положение только ухудшилось:  из 1200 человек, состоявших в штате в период расцвета предприятия, в цехе остались 28 инвалидов, которые трудятся  по 7 часов три дня в неделю, собирая петли для мебели,  и  зарабатывают в месяц от 2000 до 3000 руб. 

– Ездим сюда больше по привычке, не замыкаться же дома в четырех стенах, – говорят  рабочие.

Новый директор  предприятия  Геннадий Ветров, два месяца назад сменивший прежнего руководителя, бьется как рыба об лед, ведя бесконечные переговоры с потенциальными заказчиками, но дальше двух скромных бизнес-планов  и обещаний центрального управления Всероссийского общества слепых рассмотреть вопрос о более серьезных инвестициях в следующем году пока дело не продвинулось.

Предприятие «Магнит» сегодня  – не самая светлая сторона жизни героя нашего повествования  Николая Шилова.  Обратимся к другим ее сторонам в поисках удачи, о которой он говорит.

Стенка на стенку

Николай Алексеевич  родился в 1949 году на берегу Охотского моря, где по вербовке в течение двух лет работал на рыбзаводе его отец, и где суровый климат уравнивал на рынке цену мешка кеты с мешком картошки.  Затем семья перебралась в Амурскую область –  на станцию Дактуй Дальневосточной железной дороги. Небольшой поселок располагался на сопке, которую омывали сразу две реки – Дактуй и Ольга.  Мальчишки, живущие на побережье этих рек, враждовали между собой и частенько сходились стенка на стенку,  пуская в ход не только кулаки, но и камни, железные прутья и все, что попадалось под горячую руку.  В одной из потасовок Николай получил удар такой силы, что  у него отслоилась сетчатка глаз, и картина мира перед его взором стала затягиваться  густым туманом.

Родители возили сына к офтальмологам в Хабаровск, Москву, ему  сделали операцию, после которой на некоторое время зрение улучшилось, но болезнь не была побеждена полностью, и через два года 14-летний мальчик погрузился в кромешную тьму. 

Мир Николая обеднел, подросток  лишился стольких радостей и возможностей,  о настоящей цене которых раньше даже не задумывался, но, упрямый от рождения, он не раскис и  не сломался, напротив – старался доказать, что не хуже других: помогал родителям по хозяйству, ходил на сенокосы, продвигался от одного дела к другому, сжимая кулаки  и стиснув челюсти, как раньше ходил в бои стенка на стенку.  С началом учебного года родители отвезли сына-семиклассника в школу для незрячих, по окончании которой Николай приехал поступать в единственное в СССР Курское музыкальное училище-интернат для  слепых, и наш город стал его второй родиной.

 

Я был миллионером

 

Одно из высший удовольствий – сознание плодотворности своего труда, говорят философы. В этом смысле Николаю Шилову повезло: он любил работать,  работал много и был доволен результатами.   Шилов  как преподаватель курсов в культпросветучилище выпустил 73 баяниста, веселивших потом народ  на праздниках на полевых станах,  в колхозных клубах и домах культуры.

Помимо преподавания,  Николай Алексеевич устроился аккомпаниатором в детский городской парк, где трудился четверть века. Курсы баянистов просуществовали всего семь лет,  и  Николай Алексеевич, не отказываясь от работы в детском парке, пошел собирать детали на «Магнит», благо, что график предприятия  –  с 7 утра до трех часов дня –  не препятствовал  совмещению.

Писать об этом легко, но надо помнить, что речь идет об абсолютно слепом человеке, которому каждый день  приходилось добираться на общественном транспорте из Северо-западного района, где он жил, до училища в КЗТЗ или до «Магнита» в  Железнодорожном округе,  а оттуда спешить в центр города, где ждала его музыки беспокойная детвора.

– Летом еще как-то ориентируешься по бордюрам.  Зимой все заметено,  и ты начинаешь считать шаги от самого подъезда –  пятьдесят до поворота на тротуар, потом еще двадцать шагов – до автобусной остановки. И так по всему дневному маршруту. ….Зато я был миллионером по тем временам, –  довольно потирая руки, вспоминает Николай Алексеевич. – Судите сами:  120 рублей –  пенсия по инвалидности, 150 –  зарплата на предприятии и 98 рублей  мне платили в детском парке. Генеральные директора заводов столько не зарабатывали!

И Шилов жил на широкую ногу, всячески баловал семью и  каждые три года возил жену с детьми в Амурскую область к родителям.

Надо уметь отдыхать

Наш герой  – яркое подтверждение  выражения «Кто умеет работать, тот умеет и отдыхать». Первая характеристика, которую  дают коллеги Шилову, это: «Знатный рыбак: только доставьте его к берегу реки, а там он даст фору любому зрячему».

– Я еще в детстве любил посидеть на берегу, подергать рыбешек, а в Курске впервые попал на рыбалку тридцать лет назад: ничего не поймал, сломал удочку, разозлился.  Стал искать способ удить рыбу, подходящий для своего недуга.  Приспособился к резинке с леской, и дело пошло, – рассказывает Николай Алексеевич и вновь вздыхает по прежним временам.  – Раньше каждые выходные от общества слепых снаряжался автобус с незрячими и слабовидящими любителями-рыболовами, сейчас инвалиды сами объединяются в маленькие группки и ищут зрячих знакомых, которые могли бы их вывезти к водоему.  

В молодости после потери зрения Николай занимался легкой атлетикой и получил третий юношеский разряд по гимнастике. Не прекратил он  тренировок и в Курске, представлял наш город на межрегиональных соревнованиях. 

–   Впереди стоит тренер и хлопает в ладоши, а ты бежишь  на звук.  60 метров я пробегал за 8,2 сек, прыгал  на 4,62 метра, – рассказывает он.

Кроме того, Шилов пел в  прославленном хоре общества слепых,  которым много лет руководил  незрячий музыкант и композитор, заслуженный работник культуры РСФСР Иван Холявченко.  В составе хора Николай Алексеевич объездил полстраны, встретился с различными зрительскими аудиториями, приобрел  новые знакомства, жаль лишь, что красоты природы и достопримечательности городов, которые так манят туристов, остались для него недоступными.

К 50 годам супруга Николая Алексеевича  заболела тяжелой формой диабета, и он не мог  позволить себе оставить дом на длительное время. На 75-дневные курсы реабилитации в Железногорске, на которых перебывали практически  все члены  общества слепых, он попал только в 65 лет. Там, наряду с другими полезными навыками, Николай Алексеевич освоил бисероплетение и теперь дарит знакомым сувениры, изготовленные собственными руками. Но самое главное его приобретение  на курсах – это компьютерная грамотность. Овладев ею и получив по индивидуальной программе реабилитации  ноутбук, Шилов вдруг понял, что расстояний, которые незрячим так трудно преодолевать,  не существует. Он разыскал в  соцсетях  родственников,  одноклассников по далекому Дактую и школе незрячих в Хабаровске, сокурсников по музыкальному училищу и теперь ведет беседы с ними по скайпу.   Экзюпери, сказав однажды, что «самая большая роскошь на свете – это роскошь человеческого общения», даже не предполагал, насколько  это верно в отношении незрячих.

В заключение

Николай Алексеевич воспитал достойных детей: дочь  – довольно известный  в городе адвокат, сын работает в охране в Москве. Трое внуков и правнучка навещают дедушку.

На предприятии «Магнит»  Николай Алексеевич – передовик.  В свои 66 лет по скорости сборки он уступает только одной слабовидящей коллеге. Шилов – постоянный член бюро курской организации слепых и в течение пяти лет  входил в состав Центрального правления Всероссийского общества слепых в Москве. За труд и общественную деятельность Николай Алексеевич имеет ряд  наград, в том числе  знаки «Ударник коммунистического труда», «Заслуженный работник ВОС»,  «За заслуги перед ВОС» III степени, «Отличник ВОС»,  а уж грамот, полученных за всю жизнь, не сосчитать.

 

Автор: Наталья СКОЛЬЗНЕВА

ad